Никол Пашинян идет на обострение

Ереван играет на обострение в конфликте с Баку. В конце августа Нагорный Карабах посетил премьер-министр Армении Никол Пашинян. У него состоялась встреча с президентом непризнанной республики Араиком Арутюняном и обсуждение военного сотрудничества двух сторон. Это произошло на фоне продолжающегося военного конфликта между Арменией и Азербайджаном: боестолкновения не настолько остры, как в июле, однако обстрелы и диверсионные вылазки периодически происходят. При этом визит прошел в чувствительный для азербайджанской стороны день — 30 августа в Баку вспоминают оккупацию Кубадлинского района страны. Одновременно Ереван пытается вовлечь в конфликт на своей стороне Россию и другие страны ОДКБ, но пока безуспешно.

Напомним, в середине июля на государственной границе Армении и Азербайджана начались бои. Обстрелы продолжались несколько дней и привели к многочисленным человеческим жертвам. Сейчас обстановка затихла, но напряженность сохраняется. Так, рано утром 23 августа, как сообщила пресс-служба Минобороны Азербайджана, диверсионно-разведывательная группа вооруженных сил Армении предприняла попытку проникновения за линию фронта. В Баку сообщили о том, что во время боя командир армянской диверсионной группы старший лейтенант Гурген Альберян был взят в плен.

Ереван настаивает, что причиной эскалации стали действия Азербайджана. В Минобороны Армении 12 июля сообщили, что «военнослужащие Вооруженных сил Азербайджана по неизвестным причинам попытались пересечь государственную границу Республики Армения на автомобиле УАЗ». Однако, что примечательно, власти в Ереване в этой версии, похоже, сами сомневаются. Даже местные журналисты с удивлением заметили, что на заседании правительства Пашинян поставил под сомнение необходимость обстрела УАЗа, из-за которого ситуация переросла в горячую фазу. Премьер высказал предположение, что, возможно, целью азербайджанцев был не захват позиции, как настаивают военные, а возвращение потерявшейся машины. Действительно, вряд ли перемещение автомобиля можно считать признаком военной атаки — для этого логичнее использовать бронетехнику.

Выдвижение этой странной версии заставляет задуматься о степени слаженности работы армянской армии, которая своими «неоправданными действиями», если верить главе МИД РФ Сергею Лаврову, и спровоцировала июльские бои. Причем особенно явно проседает военная разведка Армении. На недавней пресс-конференции экс-президент Армении Серж Саргсян прямо заявил, что в Ереване, по сути, проморгали начало предыдущей эскалации, которая произошла в апреле 2016 года, когда он был главой государства. Да, это недоработка нашей разведки, — признался бывший президент. Да и инцидент 23 августа, когда азербайджанскими военными во время боя был пленен командир армянской разведывательной группы (согласно версии Еревана, заблудившейся, Азербайджана — пытавшейся осуществить диверсию), тоже поставил под вопрос уровень профессиональной подготовки армянской армии, способность ее подразделений маскировать свои действия и ориентироваться на местности.

В контексте позиции Еревана примечательны последние комментарии министра иностранных дел России Сергея Лаврова. «Спусковым крючком»июльского пограничного конфликта в интервью газете «Труд»он назвал следующую цепочку событий: «Решение армянской стороны реанимировать старый приграничный КПП, расположенный в 15 км от экспортных азербайджанских трубопроводов, вызвало повышенное беспокойство одних, неоправданную ответную реакцию других и в итоге запустило маховик противостояния с самыми непредсказуемыми последствиями». Показательно, таким образом, что отправным пунктом было названо все-таки «решение армянской стороны».

А 1 сентября Лавров выразил уверенность, что обе стороны конфликта заинтересованы в возобновлении встреч, которые представители сопредседателей Минской группы ОБСЕ организуют в регионе. «Наша линия опирается на тот комплекс документов, который был наработан за почти 18 лет», — заявил министр, усомнившись в необходимости начинать все с чистого листа. Это означает возврат к переговорному процессу на основе существующей базы и предложений. Следовательно, попытки изменить его формат и суть, в том числе привлечь Степанакерт в качестве стороны переговоров и пересмотреть признанную формулу «территории в обмен на мир», звучащие из Еревана, не находят поддержки: действительно, тогда вообще будет не ясно, о чем Баку договариваться с Ереваном. Более того, сразу же после визита Пашиняна в Карабах министр иностранных дел непризнанной республики заявил о том, что т.н. «Мадридские принципы», которые являются базой переговорного процесса в формате Минской Группы ОБСЕ, больше не обсуждаются — фактически опровергая заявление Сергея Лаврова от 1 сентября. Лидер карабахских армян Араик Арутюнян, в свою очередь, и вовсе призвал армян «не строить иллюзий»и «готовиться к войне».

«Ястребиный»визит Пашиняна в Нагорный Карабах вряд ли способствует диалогу в этом формате. У него могут быть свои косвенные причины. Ухудшение экономической и внутриполитической обстановки в Армении на фоне пандемии коронавируса вынуждает власти вести более наступательную, обостряющую внешнюю политику, чтобы отвлечь внимание от внутренних проблем.

Власти в Ереване в последнее время получили сразу несколько негативных сигналов. 31 августа президент России Владимир Путин поздравил экс-руководителя Армении Роберта Кочаряна с днем рождения, позвонив ему и направив телеграмму, опубликованную на сайте Кремля (поздравление Пашиняну 1 июня было более сухим и формальным). Одновременно с этим в Армении обсуждается усиление лидера оппозиционной партии «Родина»Артура Ванецяна, бывшего главы Службы национальной безопасности страны. У него, как считается, есть поддержка определенных кругов в России. Ванецян недавно сообщил о широких переговорах армянской оппозиции с единственной целью — как можно скорее избавиться от власти Пашиняна. Все это явно нервирует армянское руководство, чьи действия в конфликте с соседней республикой становятся все более иррациональными.

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*