Тайна убийства баткенского прокурора

Тайна убийства баткенского прокурора

У родных и близких Мелиса Калыкова, которого осудили на пожизненный срок за убийство прокурора Баткенской области, с приходом новой власти в стране появилась надежда, что справедливость восторжествует. По крайней мере, 3 ноября на встрече исполняющего обязанности президента КР Садыра Жапарова с жителями Баткена глава государства заверил их, что даст поручение генпрокурору Курманкулу Зулушеву изучить вопрос.

— Я знаю про это дело, — сказал на встрече Жапаров. — У меня тоже есть сомнения по поводу виновности Мелиса Калыкова. Это дело обязательно будет пересмотрено. Помочь пообещал и глава ГКНБ Камчыбек Ташиев, с которым сестре Мелиса Калыкова Дарихе Калыковой удалось поговорить на этом же мероприятии. Мы рассказали Ташиеву о нашей беде, и он был готов оказать содействие справедливому расследованию, которого мы добивались последние 2 года. Куда мы только не обращались, куда только не писали, на прием к генпрокурору Джамшитову пробились, но без результата. А все почему? Да потому что, и мы об этом неоднократно говорили, один из прокуроров Байбосунов, который принимал участие в той охоте, является родственником Абылгазиева, а другой участник — зять Жээнбекова. Они прикрывали друг друга, а на моего брата повесили тяжкое преступление, — сказала она.

Напомним, обгоревшее тело прокурора Баткенской области Анарбая Мамажакыпова обнаружили в ночь на 18 ноября 2018 года вблизи водохранилища Торт–Куль в Баткенской области. Экспертиза показала, что он был убит выстрелом из ружья в голову, а тело было подожжено. Накануне, 17 ноября, он вместе со своими заместителями — Арсланом Байбосуновым и Эмильбеком Ажибековым, начальниками отделов прокуратуры Баткенской области Алтынбеком Кожоназаровым и Уланбеком Эгембердиевым, прокурором Баткенского района Мирланом Калыбековым, представителем ОсОО «Столичный винно–водочный завод» по Баткенской области Базарбек уулу Эрнисом и начальником УКС по области Мелисом Калыковым находился на охоте.

Далее, по данным следствия, события разворачивались следующим образом. Вечером вся компания вернулась в Баткен и поужинала в кафе. После Мамажакыпов и Калыков уехали вдвоем на «Лексусе». В машине у них произошел конфликт. Уже на улице в ходе ссоры, переросшей в драку, Мелис Калыков случайно выстрелил в Анарбая Мамажакыпова из охотничьего ружья, а затем, чтобы скрыть преступление, сжег его тело. При этом обвиняемый категорически не признает свою вину.

27 ноября 2019 года Ошский городской суд в лице судьи Жолборса Кудаярова вынес обвинительный приговор Калыкову и назначил пожизненное лишение свободы. При этом никаких существенных доказательств его вины в ходе суда предоставлено так и не было. Даже следователь по этому делу в суде сказал, что прямых доказательств того, что стрелял и поджигал тело именно Мелис Калыков, нет. А обвинительный акт, заявил следователь, строится на его внутреннем убеждении.

Первые признательные показания, по словам самого Калыкова, были даны под пытками. В МВД, правда, опровергли его слова, заявив, что подследственный получил побои в результате драки с прокурором области.

Злосчастный окурок

У нас же давно не правило, что все сомнения толкуются в пользу подсудимого. То есть если обстоятельства дела допускают благоприятную для обвиняемого интерпретацию, именно она и должна применяться. В отношении Мелиса Калыкова этот главный принцип права, судя по всему, не применялся.

Подобные дела, как убийство прокурора области да еще с отягчающими обстоятельствами, должны рассматриваться, как минимум, в столице, но никак не на периферии. Кроме этого, для объективности следствие должны были вести кто угодно, но только не сослуживцы прокуроров, которые были на охоте вместе с убитым.

По словам адвоката Сартбая Жайчыбекова, возможно, по этой причине в этом деле очень много нестыковок, которые следствие и эксперты пытаются скрыть.

— В целом очень много моментов, которые наводят на мысль, что следствие велось с нарушениями и односторонне, — поделился он своим мнением. — К примеру, когда Калыкова задержали, то изъяли все его вещи, осмотрели машину. При этом прокуроров, которые тоже участвовали и в охоте, и в застолье, а, возможно, и в драке, не проверили. И только по прошествии 25–28 дней у них попросили вещи для экспертизы. Даже был случай, когда у прокурора Баткенского района Калыбекова хотели осмотреть машину, но он не позволил. Он выдал только травматический пистолет, который у него в салоне авто находился. Вы можете себе это представить?! В итоге осмотр его машины провели только через 16 дней после убийства. А до этого сколько раз ее чистили, сколько раз мыли, один бог знает. Даже не стоило проводить осмотр через столько времени. Самое интересное, на допросе этот прокурор говорил, мол, он дал указание экспертам проверить их вещи, стираные они или нет. Кто он такой, чтобы давать указание экспертам, ведь к тому времени его уже отстранили и он сам являлся фигурантом дела, хоть и в качестве свидетеля.

Также он осмотрел и место убийства прокурора, на котором, по его собственному признанию, нашел несколько интересных следов.

— Следствие утверждает, что прокурор области с моим подзащитным были только вдвоем на месте преступления, но даже при первоначальном осмотре земли видно, что дрались несколько человек. Это первое. Второе — по версии следствия, Калыков якобы лично тащил тело Мамажакыпова к месту поджога. Но дело в том, что он по причине своего телосложения просто физически не смог бы этого сделать. Мамажакыпов был высоким и грузным человеком. Также нереальна версия следствия и по поводу поджога трупа прокурора, — сказал адвокат корреспонденту «ВБ».

Напомним, по словам силовиков, во время допросов Мелис Калыков признался, что труп Мамажакыпова загорелся из–за окурка.

— Когда они ехали в машине, между ними произошла ссора, которая переросла в драку. Они остановились, вышли из автомобиля, и драка продолжилась. Потом Калыков вытащил свое охотничье ружье. В ходе борьбы при падении произошел выстрел в голову Мамажакыпова. Калыков, испугавшись, закурил и случайно поджег свою куртку. После он бросил ее, чтобы прикрыть Мамажакыпова, и произошло возгорание трупа, — на полном серьезе озвучил версию произошедшего представитель прокуратуры.

Позже сторона обвиняемого опровергла его слова, предоставив фотографии с камер наблюдения, на которых Мелис Калыков после убийства посещает автозаправку в той же самой куртке. Правда, следствием и судом этот факт не был принят во внимание.

Судья под следствием

Адвокаты Мелиса Калыкова несколько раз давали отвод судье Ошского городского суда Жолборсу Кудаярову, но каждый раз их ходатайство отклоняли. Дело в том, что этот судья сам проходит фигурантом по трем уголовным делам. В этой связи родные Калыкова не исключают, что Кудаярова, так сказать, держат на крючке работники прокуратуры.

Сам подсудимый в обращении к судье сказал следующие слова: «Уважаемый судья, наши судьбы похожи. Вы рассматриваете мое дело, а если я буду рассматривать ваше дело? Например, два из трех уголовных дел в отношении вас расследует тот же следователь, который ведет и мое дело. В связи с этим мы даем отвод вам, который рассматривает уголовное дело в отношении меня, сам зависит от этих прокуроров. У вас нет выбора — если вы оправдаете меня, то потом вас осудят», — сказал он в суде.

В итоге Калыков получил пожизненный срок за преступление, которое, возможно, и не совершал.

Было ли давление на судью, пока точно неизвестно, хотя родные Калыкова в этом не сомневаются. Другая его сестра Дамира Калыкова уверена, что так как на юге более развиты родственно–клановые отношения, по этой причине представители судов и правоохранительных органов крайне зависимы от своих ставленников и покровителей.

— Совершенно другой менталитет, и нужно здесь прожить, чтобы понять это. Просто так здесь никто даже пикнуть не может. По этой причине мы вынуждены были напрямую обратиться к Жапарову за помощью. Иначе справедливости не добьешься, — сказала она.

У последней черты…

Надо признать, в ее словах есть большая доля правды. За последнее время силовики в Кыргызстане действительно стали работать более эффективно. Что ни день, так раскрывается очередная коррупционная схема в госорганах. Уголовные дела, особенно по статье «коррупция», годами не двигались и вдруг стали раскрываться с молниеносной скоростью. В этой связи глава ГКНБ Камчыбек Ташиев дал ясно понять, что борьба против коррупции в стране будет только усиливаться.

«Мы очистим страну от коррупционеров. Тех, кто не хочет завязывать с коррупционными делами, посадим в тюрьму. «Нечистым» чиновникам покажем силу закона. Перед законом все равны: никаких братов–сватов», — сказал он.

С другой стороны, у Кыргызстана нет выбора. Жить по–старому уже не получится. Еще немного, и можно вовсе потерять страну. Мало того что политическая нестабильность отпугнула всех настоящих и потенциальных инвесторов, так еще на нашей стране висят многомиллиардные долги, которые нужно выплачивать со следующего года. Поэтому если прямо сейчас не начать перестраивать нашу страну, то потом в этом не будет никакой надобности.

Во всей этой истории с Калыковым удивляет еще один момент. Почему при всей очевидной неубедительности доказательной базы следствия упорно молчат отечественные правозащитники? Почему из всей этой многочисленной братии, кроме Риты Карасартовой, надо отдать ей должное, никто даже слово не замолвил в его защиту?

И это при том, что за того же правозащитника Азимжана Аскарова, ныне покойного, которого ранее приговорили к пожизненному заключению за убийство, было немало громких выступлений НПО. И на митинги выходили, и обращались в международные организации, и писали обращения в СМИ. И люди с пониманием относились к таким действиям, так как правозащитная деятельность и подразумевает защиту прав простых граждан, особенно осужденных. Поэтому судьба Мелиса Калыкова, который, возможно, стал жертвой прокурорского произвола, должна была их заинтересовать по роду деятельности. Тем более когда его родные заявляют, что в этом деле не обошлось без покровительства высших эшелонов власти

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*