Назначили крайним или За что хотят посадить экс-министра здравоохранения

Назначили крайним или За что хотят посадить экс-министра здравоохранения

Бывшему министру здравоохранения Космосбеку Чолпонбаеву требуется операция на сердце. В противном случае до суда он может и не дожить. Операция намечена на ближайшие дни.

После нее пережившего два инфаркта бывшего чиновника Минздрава вновь вернут в СИЗО-1. Там он должен будет оставаться вплоть до до 15 января согласно судебному решению. В указанную дату суд может продлить меру пресечения экс-министру, несмотря на тяжелое состояние его здоровья. Кто-то очень хочет посадить Космосбека Чолпонбаева и ищет для этого любые даже самые неправдоподобные поводы.

Игнорировали рекомендации Совбеза

1 апреля 2020 года было объявлено об увольнении вице-премьер-министра Алтынай Омурбековой и министра здравоохранения Космосбека Чолпонбаева. Это прозвучало, как плохая шутка, поскольку за две недели до этого действующий на тот момент глава государства высказывал полную удовлетворенность работой Республиканского штаба по противодействию коронавирусной инфекции и Министерством здравоохранения в этом направлении.

И все-таки это оказалось правдой. Как выяснилось, накануне президент Сооронбай Жээнбеков на заседании Совета безопасности жестко раскритиковал и Штаб, и Минздрав за… дела давно минувших дней. Оба руководителя оказались виновными в том, что допустили проникновение коронавируса в страну. Жээнбеков ратовал за наказание членов кабмина, не справившихся с коронавирусом. Вот и были срочно подписаны указы о снятии с должностей Омурбековой и Чолпонбаева.

На момент увольнения обоих чиновников в Кыргызстане было подтверждено 111 случаев заражения коронавирусной инфекцией. Спустя месяц количество заболевших выросло в семь раз. Затем страшные цифры только увеличивались.

Одна из основных претензий к уволенным чиновникам состояла в том, что они допустили проникновение вируса в Кыргызстан. Дескать не в полной мере прислушались к рекомендациям Совета безопасности.

Между тем, ни Совбез, ни Омурбекова, ни Чолпонбаев и никто другой не мог предположить, что злополучная зараза вирус попадет в республику с паломниками из Саудовской Аравии.

Еще в январе министр здравоохранения регулярно отчитывался о том, что на границе усилен санитарно-эпидемиологический контроль, что врачи проверяют прилетающих на наличие первичных признаков инфекции и действуют в соответствии с протоколом. Ошибка была в том, что медработники были ориентированы в первую очередь на контроль людей, прилетающих и приезжающих из стран Юго-Восточной Азии. В паломниках с Ближнего Востока никто угрозы не видел. И, как стало ясно позже, зря.

Впрочем, даже если у кого-то из медиков и были подозрения, то они вряд ли могли заставить людей с того злополучного борта остаться в обсервации. Тем более, что как утверждала депутат ЖК Ирина Карамушкина в том же самолете летел брат тогдашнего президента Асылбек Жээнбеков.

Другой важный момент подготовки к пандемии коронавирусной инфекцией связан с финансами. Дело в том, что дополнительные средства на борьбу с COVID-19 были выделены только во второй декаде марта – через неделю после того, как ВОЗ объявила мировую пандемию и менее чем за две недели до увольнения Чолпонбаева.

На одном из заседаний ЖК тогдашний премьер-министр Мухаммедкалый Абылгазиев заявил о том, что правительство направит более 1 миллиарда сомов. Он сказал, что выделенные средства пойдут на поставки продуктов первой необходимости и обеспечение бесперебойной работы медиков.

Но основная сумма ушла на льготные кредиты для предпринимателей. Даже МЧС получило в несколько раз больше, чем медики, находящиеся на передовой борьбы с опасным заболеванием. В итоге Минздраву досталось всего около 30 миллионов сомов – на нужды тех, кто находится в обсервации, на закупку средств дезинфекции. Отметим, к этому моменту другие страны уже начали закрывать границы и принимать законы, запрещающие вывоз необходимых для лечения лекарств и средств защиты.

Поиски виноватых обострились на пике

После того, как Алтынай Омурбекову и Космосбека Чолпонбаева сняли с должностей, на какое-то время о них забыли. Не до уволенных чиновников было простым кыргызстанцам, которые пытались выжить, не до них было и сильным мира сего. Было чем заняться – в страну начали поступать донорские средства, предназначенные для борьбы с коронавирусом и надо было их делить. Первый транш от МВФ поступил как раз 31 марта.

Тем временем, несмотря на достаточно обильную помощь со стороны международных институтов и перемену в руководстве Республиканского штаба и Министерства здравоохранения, количество зараженных коронавирусной инфекцией не снизилось. Напротив, число заболевших только росло, появились первые смертельные случаи – среди рядовых пациентов и медицинских работников.

К июлю после снятия жесткого контроля, решение о котором принимал президент, началась полномасштабная эпидемия. На этот месяц пришелся пик заболеваемости и смертности от COVID-19 – и все это на фоне перегруженных больниц, при нехватке врачей и среднего медицинского персонала. Недовольство народа сложившейся ситуацией стало звучать все чаще, как и критика в адрес президента и премьер-министра.

В тот период адвокат Канат Хасанов дважды обращался в Генпрокуратуру с требованием проверить расходование внешней помощи, предназначенной на борьбу с COVID-19, во время работы Мухаммедкалыя Абылгазиева главой кабмина и попросил привлечь его к уголовной ответственности. Он считал, что Абылгазиев провалил подготовку Кыргызстана к пандемии и должен понести за это наказание.

Несмотря на столь серьезные обвинения в свой адрес, Мухаммедкалыю Абылгазиеву удалось выйти из воды сухим. Он просто ушел в отставку, без каких-либо серьезных последствий для себя.

Никаких вопросов не прозвучало и в адрес бывшего главы государства. Хотя в интервью Биринчи радио 18 июля Сооронбай Жээнбеков открыто заявил, что с января этого года вся ситуация с распространением коронавируса находилась под его личным контролем.

— Как известно, информация о коронавирусе появилась в декабре прошлого года. С января этот вопрос был под моим личным контролем. С первых дней с правительством начали работать в этом направлении, в целях недопущения проникновения заболевания приняли меры в аэропортах, на пограничных постах, в пунктах пропуска, — сказал президент.

Однако виноватых уже искали в другом месте — среди уволенных чиновников. Так власть попыталась снизить возникшую общественно-политическую напряженность.

К чему прицепиться

6 июля на допрос был вызван бывший министр здравоохранения Космосбек Чолпонбаев. Его снова вызвали 9 июля, а 10 на допрос пошла уже экс-вице-премьер-министр Алтынай Омурбекова.

Финпол объяснял, что допросы идут в рамках расследования в отношении должностных лиц Министерства здравоохранения по фактам коррупции и лоббирования интересов отдельных фармацевтических компаний. Тем временем, ряд СМИ со ссылкой на собственные источники в правоохранительных органах сообщили, что Космосбек Чолпонбаев подозревается в продаже медицинских масок за рубеж. После допроса Алтынай Омурбекова на своей странице в Facebook написала, что следователи задавали ей вопросы о полученной гуманитарной помощи.

После этих допросов депутат ЖК Жанарбек Акаев заявил СМИ, что, считает он, власти должны выявить истинных виновников, а не пытаться сделать что угодно, для отвода глаз:

– Если вина этих чиновников будет доказана, то они должны быть привлечены к ответственности. Но со стороны властей будет большой ошибкой считать, что они могут выставить виновными этих двух человек, в то время как в обществе раздаются призывы отчитаться о полученной из-за рубежа помощи, — говорил депутат.

15 сентября экс-министра здравоохранения снова вызвали на допрос, а затем и взяли под стражу. Это случилось накануне заседания Совбеза. Видимо, ГСБЭП необходимо было как-то отчитаться перед руководством страны. В качестве причины ареста Финпол назвал вовсе не обвинение в фармацетическом лобби или в продаже гумпомощи, как можно было подумать исходя из предыдущих допросов.

Нашелся новый и совершенно неожиданный повод для ареста Чолпонбаева. В ведомстве заявили, что его подозревают в том, что он, злоупотребляя своим служебным положением, заключил нерентабельный контракт на предоставление консультационных услуг, который нанес государственному бюджету многомиллионный ущерб.

Речь, как выяснилось позже идет о контракте с немецкой консалтинговой компанией, которая должна была провести оценку отечественной системы здравоохранения и разработать рекомендации по ее оптимизации. Это начальная стадия реформы государственной медицины, начатой еще при правительстве Джоомарта Оторбаева. Донорское соглашение по этой реформе в 2014 году ратифицировал V созыв ЖК.

Вся процедура закупки по этому соглашению была проведена по правилам и с одобрения донора – Всемирного банка — еще до назначения Космосбека Чолпонбаева на пост главы Минздрава. Ему оставалось только вскрытие финансовых предложений и подписание контракта.

Подписывая этот документ, Космосбек Чолпонбаев лишь выполнил свои функции министра. Отказаться подписывать документ он просто не мог. Требование о привлечении консультантов для оценки фронта работ, как правило, заложено в самом соглашении с донорами. И в нем четко оговаривается, что для работы не могут привлекаться стороны, имеющие связь с заемщиком, т.е. с правительством КР. Оспаривать сооглашение, значит в принципе лишиться средств. Ни одна международная организация не даст деньги просто так.

Получается, что сегодня Космосбека Чолпонбаева пытаются посадить за то, что он выполнил свою работу, причем в 2014 году. То, как старательно следователи ГСБЭП ищут причины для того, чтобы закрыть бывшего министра здравоохранения, по сути, ни за что, свидетельствует о большой заинтересованности властей (бывших, а возможно и настоящих) выставить кого-то виновным за все, что было не сделано в во время первой вспышки пандемии.

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*